Исковое заявление в защиту чести и достоинства

Дело № 2-1211/2016г.

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

13 апреля 2016 года г.Пенза Железнодорожный районный суд г. Пензы В составе председательствующей судьи М.А. Горлановой, При секретаре К.О. Мамелиной, Рассмотрев в открытом судебном заседании, в г. Пензе, в здании суда Гражданское дело по иску К.В.А. к И.В.Г., Д.Т.Г. и К.А.А. о защите чести, достоинства и деловой репутации и компенсации морального вреда,

У С Т А Н О В И Л :

К.В.А. обратился в суд с вышеназванным иском, указывая, что во время проведения публичных слушаний ДД.ММ.ГГГГ в виде возражений ответчиками (И.В.Г., Д.Т.Г., К.А.А.) были распространены сведения, на основании которых администрация г. Пензы вынесла постановление от ДД.ММ.ГГГГ № об отказе в предоставлении разрешения на отклонение от отдельных параметров разрешенного строительства реконструкции объекта капитального строительства на земельном участке по <адрес>. В дальнейшем это постановление было опубликовано в средствах массовой информации – <данные изъяты> № от ДД.ММ.ГГГГ и на официальном сайте администрации г. Пензы в инфор – коммуникационной сети Интернет. От И.В.Г.: «Площадь Вашего участка составляет <данные изъяты> кв.м., но согласно постановления исполкома от ДД.ММ.ГГГГ, на основании которого давали земельные участки, должно быть <данные изъяты> соток». От К.А.А.: «Я являюсь собственником на данном земельном участке и хочу заявить, что, во – первых: произведенная реконструкция не является равной доле в праве собственности К.В.А., а во – вторых, меня, как собственника в известность не поставили о планируемой реконструкции. Я возражаю против узаконивания произведенной реконструкции жилого дома». От Д.Т.Г.: «Я как соседка возражаю против увеличения площади земельного участка, так как увеличение данного земельного участка произошло в том числе и за счет моего земельного участка». Эти сведения не соответствуют действительности и порочат честь, достоинство и деловую репутацию истца, как собственника домовладения и земельного участка. При этом указал, что в отношении И. В.Г.: в соответствии с решением № от ДД.ММ.ГГГГ Исполкома г. Пенза был отведет земельный участок его отцу К., площадью <данные изъяты> кв.м. по <адрес>. После смерти отца его имущество унаследовали наследники. В соответствии с заочным решением суда от ДД.ММ.ГГГГ уточненная площадь земельного участка составляла <данные изъяты> кв.м. Истцом по делу являлся К.А.А. Решение принято без согласия совладельцев собственности, вступило в законную силу. В соответствии с проведением межевых работ от ДД.ММ.ГГГГ площадь земельного участка составляет <данные изъяты> кв.м. Заказчиком работ являлся К.А.А. Фактическое увеличение площади произошло ввиду переноса забора К.А.А. В отношении К. А.А.: ДД.ММ.ГГГГ судом было вынесено решение по иску К. А.А. об определении порядка землепользования. Решение вступило в законную силу. Реконструкция жилого строения (литер №) произведена на земельном участке, принадлежащем Л. с ее согласия. Сам же К.А.А. подписал обязательство о своем согласии на узаконивание самовольно возведенного жилого строения ДД.ММ.ГГГГ то есть задолго до проведения публичных слушаний по вопросу об отклонении от предельных норм в ноябре ДД.ММ.ГГГГ. В отношении Д.Т.Г.: ДД.ММ.ГГГГ собственник С. – муж Д.Т.Г. произвел межевые работы на земельном участке, смежном с его земельным участком и участком по <адрес>. ДД.ММ.ГГГГ К.А.А. произвел межевые работы на их участке, смежном с земельным участком Д.Т.Г. Оба земельных участка имеют идентичные описания поворотных точек границ земельного участка (общие границы смежных участков). Средняя квадратическая погрешность положения характерных точек составляет <данные изъяты> м. В ДД.ММ.ГГГГ на его земельном участке был построен хозяйственный блок, состоящий из Лит. №, не выходящий за границы участка. По поступившим в его адрес возражениям со стороны Д.Т.Г., им во время проведения реконструкции пристроя (литер №) он передвинул часть хоз. блока (литер №) на участок Д.Т.Г., тем самым захватив ее участок. В результате данных действий ему причинен моральный вред. Он является инвалидом <данные изъяты> группы, на его попечении находится его мама, инвалид <данные изъяты> группы, ДД.ММ.ГГГГ парализованная женщина, лишенная возможности двигаться, говорить. С ДД.ММ.ГГГГ К. А.А. самоустранился от обеспечения безопасности строения в процессе, в связи с чем он является единственным ответственным за эксплуатацию здания. Строение построено ДД.ММ.ГГГГ ему требуется серьезный ремонт, реконструкция крыши, стен, фундамента. Своими действиями ответчики лишили его возможности пользоваться и распоряжаться имуществом по своему усмотрению. Причиненный моральный вред, физические и нравственные страдания он оценивает: от И.В.Г. – в <данные изъяты>, от Д.Т.Г. – в <данные изъяты>, от К. А.А. – <данные изъяты> На основании изложенного, просит суд обязать ответчиков опровергнуть сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию его, как истца, опубликованием опровержения в средствах массовой информации (<данные изъяты>) и на официальном сайте Администрации г. Пенза в информационной – коммуникационной сети Интернет; взыскать с ответчиков компенсацию морального вреда: с И.В.Г. – <данные изъяты>, Д.Т.Г. – <данные изъяты>, с К.А.А. – <данные изъяты>. В судебном заседании истец К. В.А. иск поддержал, просил его удовлетворить, ссылаясь на доводы, изложенные в нем. При этом добавил, что сведения, распространенные истцами представили его на публичных слушаниях, как бесчестного человека, чем опорочили его честь, достоинство и деловую репутацию, причинив моральные вред. На публичных слушаниях Д.Т.Г. сказала, что она возражает против увеличения площади его земельного участка, однако, собственником земельного участка она не являлась. Она показывала документы, где четко указаны границы участка, все границы отмечены. При этом она сказала, что он (истец) построил свое строение на ее участке, тем самым она заявила, что он недобросовестный гражданин, что отразилось на принятом решении. К.А.А. выставил его лжецом. По требованиям о взыскании компенсации морального вреда пояснил, что И. В.Г. постоянно скандалит, оскорбляет его, в связи с чем он просит взыскать с нее <данные изъяты>. С Д.Т.Г. он просит взыскать <данные изъяты>, так как из – за ее действий он не получил разрешения на строительство. С К.А.А. он просит взыскать <данные изъяты>, поскольку тот не дает согласия на проведение им (истцом) реконструкции дома. Ответчик И.В.Г. в судебном заседании с иском К.В.А. не согласилась, просила отказать в его удовлетворении, ссылаясь на то, что никакие сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию К.В.А. она не распространяла. Ответчик Д.Т.Г. в судебном заседании с иском К.В.А. не согласилась, пояснив, что никакие сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию К.В.А. она не распространяла, К… В.А. не оскорбляла, она просто высказала свою точку зрения. Представитель ответчика Д.Т.Г. — Г.С.Н., допущенный к участию в деле на основании п. 6 ст. 53 ГПК РФ в судебном заседании пояснил, что он также принимал участия на публичных слушаниях ДД.ММ.ГГГГ и он не слышал, чтобы кто – то из ответчиков распространял в отношении К.В.А. сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию. По итогам слушания К.В.А. было отказано в удовлетворении его требований. Д.Т.Г. никакие сведения в отношении К.В.А. нигде не публиковала. Ответчик К.А.А. в судебном заседании с иском К.В.А. не согласился, просил отказать в его удовлетворении, пояснив, что он не распространял никакие сведения в отношении К.В.А., порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию. На публичных слушаниях не было никакого искажения фактов с его стороны. Представитель ответчика К. А.А. — Чукуров А.В., действующий на основании доверенности в судебном заседании просил отказать в удовлетворении иска К… В.А., пояснив, что К.А.А. на публичных слушаниях сообщил сведения, соответствующие действительности, предъявлял достоверные документы. В средствах массовой информации никакие порочащие истца сведения не были распространены. Выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, изучив материалы дела, суд приходит к следующему: В силу ч. 1 ст. 23 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Согласно части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Применительно к свободе массовой информации на территории Российской Федерации действует статья 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с частью 1 которой, каждый человек имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей, и независимо от государственных границ. В соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности. В соответствии со ст. 150 Гражданского кодекса РФ, достоинство личности, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, защищаются в соответствии с Гражданским кодексом РФ и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (ст. 12 ГК РФ) вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения. В соответствии со ст. 152 Гражданского кодекса РФ, гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением. Пункт 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 года N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» предусматривает, что обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом. Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Пунктом 9 вышеуказанного Постановления установлено, что в силу пункта 1 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации бремя доказывания соответствия действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений. При этом порочащими являются сведения, содержащие утверждения о нарушении юридическим лицом действующего законодательства, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют его деловую репутацию. В пункте 9 Постановления указано, что в соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности. Предусмотренный статьей 152 ГК РФ способ защиты гражданских прав предполагает опровержение порочащих деловую репутацию сведений, не соответствующих действительности. Оценочные суждения, субъективное мнение, в отличие от фактов и событий объективной реальности, не могут соответствовать или не соответствовать действительности и, как следствие, быть опровергнутыми в порядке, предусмотренном статьей 152 ГК РФ. Привлечение к гражданской ответственности за выражение мнений и иные высказывания, не содержащие фактов, вступает в противоречие со ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 29 Конституции Российской Федерации, закрепляющими свободу самовыражения и свободу слова. Судом установлено и сторонами не оспаривалось, что ДД.ММ.ГГГГ состоялись публичные слушания. Тема слушаний: Предоставление разрешения на отклонение от предельных параметров разрешенного строительства, реконструкции объекта капитального строительства на земельном участке с кадастровым №, площадью <данные изъяты>.м., по <адрес>, в части: уменьшения минимальной площади земельного участка с <данные изъяты> кв.м. до <данные изъяты> кв.м. (обращение М.). Предоставление разрешения на отклонение от предельных параметров разрешенного строительства, реконструкции объекта капитального строительства на земельном участке с кадастровым №, площадью <данные изъяты> кв.м., по <адрес>, в части: уменьшения минимального отступа от границ земельного участка в целях определения место допустимого размещения объекта от т. № до т. №, от т. № до т. № до <данные изъяты> м. согласно схеме границ земельного участка. (обращение КВ.А.). В публичных слушаниях приняли участие 8 жителей г. Пензы, в том числе: ИВ.Г., К.В.А., К.А.А., Грунин С.Н., Д.Т.Г. В ходе рассмотрения обращения К.В.А. прозвучали следующие вопросы и замечания: -от И.В.Г.: «Площадь вашего земельного участка составляет <данные изъяты> кв.м. Но согласно постановлению Горисполкома от ДД.ММ.ГГГГ, на основании которого давали земельные участки, должно быть по <данные изъяты> соток. За счет чего же произошло увеличение вашего земельного участка, на основании каких документов?»; -от К.А.А.: «Я являюсь сособственником данного земельного участка и хочу заявить, что, во – первых, произведенная реконструкция не является равной доле в праве собственности Кафизиным В.А., а, во – вторых, меня, как сособственника в известно не поставили о планируемой реконструкции. Я возражаю против узаконивания произведенной реконструкции жилого дома»; -от Д.Т.Г.: «Я, как соседка возражаю против увеличения площади земельного участка, так как увеличение данного земельного участка произошло, в том числе и за счет моего земельного участка». Как пояснил в судебном заседании истец К.В.А. вышеуказанные сведения порочат его честь, достоинство и деловую репутацию, так как на основании этих сведений ему было отказано в предоставлении разрешения на отклонение от предельных параметров разрешенного строительства, реконструкции объекта капитального строительства. Проанализировав текст протокола публичных слушаний от ДД.ММ.ГГГГ в порядке статьи 67 ГПК РФ, доводы истца, объяснения ответчиков, суд пришел к выводу о том, что фразы, сказанные ответчиками, не могут быть отнесены к «порочащим», поскольку не содержат утверждения о нарушении истцом действующего законодательства, деловой этики, обычаев делового оборота или норм морали. Суд считает, что высказываниях ответчиков выражено их суждение относительно вопроса, вынесенного на публичные слушания. Таким образом, оснований для признания сведений, которые истец считает затрагивающими его честь, достоинство и доброе имя, применительно к положениям ст. 152 ГК РФ не имеется. Кроме того, приведенные истцом суждения ответчиков имеют субъективно-оценочный характер, и, следовательно, они не могут быть предметом опровержения. При этом, такая оценочная характеристика не носит порочащего характера. Привлечение к гражданской ответственности за выражение мнений и иные высказывания, не содержащие фактов, вступает в противоречие со ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 29 Конституции Российской Федерации, закрепляющими свободу самовыражения и свободу слова. В нарушение положений статей 12, 56 ГПК РФ истцом не доказано, что содержание протокола предполагает посягательство на его честь, достоинство и доброе имя, поскольку в упомянутом тексте протокола публичных слушаний такового не содержится. Поскольку суд пришел к выводу о том, что оснований для признания сведений, которые истец считает затрагивающими его честь, достоинство и доброе имя, применительно к положениям ст. 152 ГК РФ не имеется, то соответственно и оснований для возложения на ответчиков обязанности по их опровержению путем опубликования в средствах массовой информации (<данные изъяты>) и на официальном сайте Администрации г. Пенза в информационной – коммуникационной сети Интернет, не имеется. С учетом установления и оценки указанных обстоятельств, отсутствия нарушения ответчиками неимущественных прав истца суд считает необходимым отказать в удовлетворении исковых требований в полном объеме, в том числе и в удовлетворении требований о взыскании компенсации морального вреда. На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд Руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд,

Р Е Ш И Л :

В удовлетворении иска К.В.А, к И.В.Г., Д.Т.Г. и К.А.А. о защите чести, достоинства и деловой репутации и компенсации морального вреда отказать. Решение может быть обжаловано в Пензенский областной суд через Железнодорожный районный суд г. Пензы в течение месяца со дня изготовления в окончательной форме. Решение суда изготовлено 14.04.2016 г.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *